Заказные поминовения
Храм Всех святых на Кулишках, г. Москва, Славянская площадь, д. 2
+7 (495) 623-75-66 hramkulishki@yandex.ru
Храм открыт ежедневно с 8.00 до 20.00 (в воскресенье с 8.00 до 18.00)

Подкасты

27.04.2021

Беседа на радио «Радонеж»: о крестоношении и последних днях Великого поста

Беседа на радио «Радонеж»: о крестоношении и последних днях Великого поста

1

Каждый человек, хочет или не хочет, несет свой жизненный крест. Но не все осознают, что для спасения в вечности необходимо не только нести его с благодарением, но и неуклонно следовать по евангельскому пути за Иисусом Христом, Спасителем нашим. Крест возносит нас и на нашу духовную голгофу, где мы должны распять свои грехи, страсти, распять ветхого человека. И.о. настоятеля храма Всех Святых на Кулишках протоиерей Сергий Звонарёв говорит и о вселенском спасительном смысле Голгофского Креста, и о смысле жизненного креста каждого христианина. Рассказывает об интересных византийских богослужебных традициях нашего храма в дни Страстной Седмицы.

Передачу провела и подготовила к эфиру журналист Елена Смирнова.

Е. Смирнова – Приветствую вас, дорогие друзья. У микрофона Елена Смирнова. Продолжается Великий пост. Я хочу вам сказать, что Великий пост напоминает нам нашу жизнь. Мы проживаем эту десятину, отдавая её Богу. Почему он напоминает нашу жизнь? Великий пост начинается с большого напряжения, как и мы рождаемся в эту жизнь. Потом мы её проживаем и где-то в середине жизни понимаем, что несём очень тяжёлый крест. Многим хочется его свалить со своих плеч. Однако в середине Великого поста нам предлагается поклониться кресту. Оказывается, именно этот крест вознесет нас в Небеса. А в конце Великого поста опять начинается великое напряжение - и моральное, и физическое. Последнюю неделю поста мы проводим, забывая уже о самих себе. Мы отдаем эти дни Богу и только Ему. Мы учимся у Него и жить, и умирать, и возноситься в Небеса. Именно об этом вам и расскажет настоятель храма Всех Святых на Кулишках, протоиерей Сергий Звонарев. Здравствуйте, батюшка.

о. Сергий – Здравствуйте, уважаемая Елена Александровна. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Сегодня мы вновь имеем возможность обратиться с вами к слову о жизни духовной. В разговоре о духовной жизни, особенно во время Святой Четыредесятницы, слово о Кресте является одним из центральных. Совершенно справедливо здесь было замечено, что Древо Крестное выносится на середину храма для поклонения в третью неделю Великого поста для того, чтобы напомнить людям о центральном значении Креста в богослужении Святой Церкви, в жизни христианина, в жизненном пути каждого человека, который пытается следовать за Христом. Христос Спаситель говорит: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Крестоношение становится для христианина важной частью его духовной жизни, его осмысленного нахождения в лоне Церкви. Крестоношение – это свидетельство глубокого погружения человека в духовную жизнь, осмысления им христианского опыта существования, христианского опыта взаимоотношений между людьми, многовекового опыта Церкви. Потому что и многовековой опыт Церкви является тоже опытом крестоношения. Если мы с вами вспомним историю Христианской Церкви, особенно первых веков, зарождения и становления христианства, то мы понимаем, что это был опыт следования за Христом с крестом на плечах. Это был путь исповедничества, очень часто мученичества, путь, который предполагал не радостное благополучное существование, а сострадание со Христом, готовность умереть за Христа и со Христом.

Е. Смирнова – И не только умереть, но даже сораспяться с Ним. Как мы знаем, святые апостолы закончили свою жизнь именно на крестах. Исключая, конечно, святого апостола Иоанна Богослова.

о. Сергий – Такое свидетельство апостолов во Христе, такая верность Евангелию. Они буквально выражали следование за Христом. Мы ещё с вами в дни Страстной седмицы Великого поста, начиная с четверга и дальше, и в последующие дни будем вспоминать крестоношение, вспоминать,как Иисуса Христа предали на мученическую смерть, на позорную казнь, на распятие на Кресте. Мы вспоминаем, что распятие на кресте было символом позорной смерти, поскольку усечение мечом считалось делом, которого ещё нужно было удостоиться. А все неугодные элементы общества, такие как разбойники и самые тяжелые преступники, предполагалось, должны были закончить жизнь через распятие на кресте. Таким образом они показывали, что их путь был неправеден. И Христос принимает на Себя крестные страдания, шествует путем из Иерусалима через городские ворота на гору Голгофу, несет на Своих плечах Крест. С этой ношей Ему помогает Симон Киринейский. И на горе Голгофе происходит распятие Господа Иисуса Христа. Апостолы были свидетелями произошедшего, свидетелями предательства Иуды в Гефсиманском саду Спасителя, свидетелями издевательств во дворе первосвященника, сами прошли через историю отречения, как, например, апостол Петр. И последующая их сопричастность тем событиям, которые с грозной силой развивались в последующие дни и часы, а именно распятие Иисуса Христа, Его смерть на Кресте, снятие с Креста, погребение в пещере – всё это оставило глубочайший след в душах апостолов. Когда они впоследствии вспоминали слова Христа: «Отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною», это апостолами воспринималось и буквально в том числе. Когда речь шла о последних днях и часах жизни апостолов, многие из них претерпели мученическую смерть через распятие, как апостол Петр, который был распят вниз головой, не посчитав себя достойным быть распятым в полной мере так, как был распят Христос Спаситель. Поэтому он и просил своих мучителей распять его вниз головой, чтобы его смерть не напомнила буквально распятие Христа. Или распятие апостола Андрея, получившего в Церкви наименование Первозванного, который тоже не считал себя достойным быть распятым по образу распятия Христа. Он просил, и так и сложилось, чтобы его распяли на косом кресте.

Но крестоношение и подражание Христу, следование Христу с крестом на плечах означает не только лишь буквальное крестоношение, которое знали многие из апостолов, но означает ещё и следование учению Христа. В первую очередь мы, читая эти строки Евангелия, понимаем крестоношение как следование учению Иисуса Христа. Речь идет о Евангельском учении с высокой нравственной планкой. Для соответствия этому учению, для того, чтобы воплощать слова Христа об отношении к Богу, к ближним, о всепрощении, о миротворчестве, о готовности стяжать мирный и смиренный кроткий дух, способности не видеть дурного и злого со стороны не только ближних, но и со стороны врагов, прощать ближних и врагов, говорит о том, что христианин сораспинается Христу пусть не буквально, но в аллегорическом и символическом, глубоко духовном смыслах. Потому что следование такой морали предполагает напряжение огромных сил человека. Подставить другую щеку, когда тебя бьют,- это тоже буквальное понимание. А в применении к реальной жизни это может быть представлено как терпеливое отношение и перенесение немощей ближних наших, способность не отвечать злопамятством на причиненную нам обиду. Они составляют предмет труда христианина. И это непросто, это и есть крестоношение, когда мы следуем за Христом. Христос отдаёт Себе отчет, что следовать нравственным учениям, тем Евангельским идеалам, которые Он возвещает в Своем благовестии, очень трудно. Для этого нужно отречься от окружающего мира, забыть себя, и, взяв крест учения Христа, следовать за Христом. И следование за Христом в таком случае становится путем спасительным, потому что, сораспинаясь Христу, мы должны и совоскресать со Христом. Потому что, пронося Евангельское учение через свою душу и сердце, мы меняем свою жизнь, наша жизнь меняется под воздействием этого Евангельского учения.

Очень символично и знаменательно воспоминание во время Страстной седмицы и сопереживание Воскресения Христова в день Святой Пасхи Евангельского учения. Вспоминая время Страстной седмицы, начиная с четверга, и затем переживая время Светлого Христова Воскресения, обретая радость этого Воскресения, мы сопереживаем Христу, проходим вместе с Христом путь страдания и путь Воскресения Его, путь славы. Для нас это становится не неким символом. Христианин должен во время богослужений и воспоминаний времени Страстной седмицы и Пасхи прочувствовать происходящее в эти дни.

В храме Всех Святых на Кулишках установилась греческая традиция воспоминаний последних дней земной жизни Иисуса Христа и Его Воскресения. По греческой традиции в четверг вечером при чтении Страстных Евангелий происходит символическое действие, когда выносится Крест. Священник с Крестом, подобно Христу, шествует при пении положенных песнопений, сам поет эти песнопения. Затем священники водружают распятие на Крест, подобно воинам прибивают руки и ноги Спасителя гвоздями ко Кресту. В это время читается богослужебные тексты и поются песнопения. В другое время Христос, пребывая на Кресте после того, как прочитывается текст о том, как Христос предает дух Свой в руки Отца, умирает на Кресте. Подобно Иосифу Аримафейскому и Никодиму, Христос снимается с Креста, вынимаются гвозди из язв на руках и ногах. Христос заворачивается в Плащаницу и полагается в гробе.

Всё это служит наглядным примером того, как христианин призван погрузиться в эту атмосферу сопереживания. Эта атмосфера сопереживания, с одной стороны, чужда театральному представлению, как только лишь некой внешней мистерии. И в то же время чужда лишней экзальтированности сопереживания с точки зрения некого углубления, в том числе в католическую традицию, в опыте которой, как мы знаем, существует экзальтированность вплоть до появления стигматов, язв, которые сами собой появляются на руках и на ногах по примеру язв Спасителя. Для нас это внутреннее духовное воспоминание, которое проносится через душу и сердце человека. Не внешнее восприятие происходящего как театрального действа, не экзальтированное восприятие через эмоциональное переживание, а внутреннее духовное сосредоточие и восприятие последних дней земной жизни Иисуса Христа. Мы проходим сознательно через это время для того, чтобы в равной степени почувствовать Воскресение Христово. Тот, кто не соумирает со Христом, тот и не совоскресает со Христом. Если мы не прочувствовали крестные муки, страдания Христа, если не были рядом с Ним при Кресте во время чтения богослужебных текстов, происходящих внешних действий, которые во всех храмах происходят, а в нашем храме Всех Святых на Кулишках это ещё и связано с греческой традицией воспоминаний и символических отображений, то человек не может принять радость Воскресения. Для него радость Воскресения в таком случае становится только лишь внешним обрядовым действием, может превратиться и выродиться только лишь в освящение куличей или в поставленную свечку на подсвечник. Тогда нет смысла всего времени, предшествующего Святой Четыредесятницы, нет смысла в днях Страстной седмицы, поскольку это не завершается внутренним духовным весельем, которое рождается от совоскресания со Христом. А совоскресание со Христом возможно, когда человек глубоко воспринял в душу свою происходящее. Тогда для него духовная радость невидима и неуловима, но она реально действенна, поскольку она в сердце человека. Какая бы ни была в таком случае погода на Пасху, кто бы ни окружал человека на Пасху, человек будет светел, ясен и радостен, потому что источником этой радости будет внутренняя глубинная радость в сердце человека. Вот такой Пасхальной радостью мы призваны делиться друг с другом. Когда верующий человек будет похож на солнышко, которое светит другим, это становится очевидным и заметным для окружающих людей. Такой Пасхальной радостью мы и делимся. И потому-то не случайно мы время Светлой седмицы посвящаем тому, чтобы максимально перенести эту радость вовне, чтобы окружающий нас мир, который не нашел времени погрузиться ни во время Великого поста, ни во время Страстной седмицы, и Пасха для которого была лишь одним из праздников, который можно увидеть в календаре, смог бы почувствовать Светлое Христово Воскресение через радость. Мир нуждается в этой радости. И пусть это солнышко светит ярче и больше. Каждый из верующих людей призван стать этим солнышком, которое светит.

Е. Смирнова – Отец Сергий, в вашем храме Всех Святых на Кулишках служится византийская служба, и она идет на греческом языке, да?

о. Сергий – Мы сопрягаем использование греческих богослужебных текстов с церковнославянскими текстами. Дело в том, что совершение богослужений греческим уставом, в первую очередь византийское пение, предполагает определенную стилистику исполнения, ладовое исполнение. В это ладовое исполнение очень гармонично может вписаться песнопения на церковнославянском языке, но исполняемые в древнерусской традиции. Потому что древнерусская богослужебная хоровая традиция восприняла на себя традицию византийского пения. Мы в древнерусской богослужебной традиции находим точки сопряжения с византийским пением. Поэтому у нас выстраивается гармоничное сочетание византийского пения с древнерусским пением, которое в таком случае звучит в последовательной и цельной традиции песнопения. Но мы сознательно используем и греческие, и церковнославянские песнопения, потому что прекрасно понимаем, что наши прихожане принадлежат и к греческой диаспоре, принадлежат и к нашим соотечественникам, жителям столицы, русским людям, представителям других народов, которые проживают в Москве и тяготеют к русской традиции. У нас в храме комфортно чувствуют себя на богослужении представители разных традиций. Но такая традиция пения помогает лучше воспринять богослужение с точки зрения содержания. Когда я первый раз пришел в храм Всех Святых, когда начал участвовать в богослужениях, то понял сильную сторону византийского пения. Она предполагает четкое произношение, четкое пропевание содержания тропарей, кондаков, стихир. При партесном пении часто что-то проглатывается, не усваивается, человек не может разобрать осуществляемое пение, а здесь я для себя обнаружил, насколько понятно и ясно становится содержание. А такие части богослужений, как пения «Символа веры» или «Отче наш», в нашем храме не поются, а прочитываются. Это читается всеми присутствующими людьми в храме.

Е. Смирнова – Не просто читается, а говорится, как клятва. Когда я бываю в вашем храме, мне это больше нравится, чем когда мы поем. Особенно, когда начинают растягивать, делать пение очень длительным, уже даже как-то на автомате поешь, а думаешь о чем-то другом. А здесь ты как будто говоришь клятву. Отец Сергий, меня очень привлекает и радует на богослужениях, начиная с того момента, как храм был еще Александрийским подворьем, что не только в четверг вечером у вас такие особые службы, но и погребение Плащаницы. А в субботу, это же тоже совершенно уникальное явление службы в вашем храме.

о. Сергий – Я воспринял традицию, которая была заложена до меня. Но нужно сказать, что эта традиция очень мне симпатична, поскольку я и раньше думал о том, что в существующей общепринятой традиции нашей Церкви часто пролегает граница между священником и паствой, между алтарем и общей частью храма, когда нас отделяет высокий иконостас. Особенно, когда закрыты Царские врата, может возникать впечатление, что у священника своя служба, а у верующих своя. Если ничего не делается для того, чтобы люди были вовлечены в богослужение, то порой просто происходит катастрофическая ситуация. Люди становятся совершенно отделенными от происходящего, у каждого начинается своя служба. Человек не понимает происходящего, часто не понимает содержание пропеваемых богослужебных текстов. У него начинается какая-то своя служба, он о чем-то своем начинает думать или молиться. А здесь я встретил очень интересную традицию. Во-первых, в греческой традиции совершения богослужения Царские врата открыты во время литургии, во время всенощного бдения на протяжении всего богослужения. Между верующими, находящимися в храме, и духовенством в алтаре уже нет непреодолимой преграды. Верующие из храма видят, что происходит в алтаре. Акустическая система позволяет лучше слышать священника. Кроме того, в храме было принято ещё до меня, и сейчас мы тоже следуем этой традиции, прочитываемые «Отче наш» и «Символ веры» совершаются вместе со священником. Священник как будто возглавляет эту молитву. Не диакон регентует при пении этих частей богослужения, а священник возглавляет чтение. Все верующие со священником прочитывают эти слова. Кроме того, у нас была общепринятой практика до пандемии, когда еще не было ограничений (во время сохраняющихся ограничений мы вынужденно прекратили эту практику, но, дай Бог, когда ситуация с вирусом у нас пойдет на спад, будет возможность вернуться к ней). Во время возгласа «Возлюбим друг друга да единомыслием исповемы» верующие в нашем храме обнимаются. Это буквально подтверждает, что мы не имеем неприязни друг ко другу. У нас единое сердце, единая душа. Люди обнимаются друг с другом, и после этого произносится молитва сообща. Затем, при Пресуществлении Даров, верующие произносят «аминь»: «Аминь, аминь, аминь». Происходит диалог священника с верующими людьми. То, собственно, с чего и начиналось пение в храме, когда пение осуществлял народ, который находился в церкви. Не было профессиональных хоров, пели люди, которые пришли на Евхаристию, на другие части суточного круга богослужений. Это очень симпатично, потому что рождает теплую атмосферу взаимоотношений. После окончания богослужения принято, что настоятель раздает специальные освященные хлеба. Один священник благословляет крестом, а настоятель спускается вниз и раздает эти освященные хлеба. Это тоже рождает дополнительный элемент внимания к человеку. Поэтому люди, которые имеют уже опыт участия в молитвах храма Всех Святых на Кулишках, которые приезжают за этой традицией и практикой, они особенно ценят этот дух отечности, дух внимания, дух сомолитвенничества, дух соучастия в общей молитве, потому что она действительно в таком случае становится общей. Это не молитва священника только в алтаре или молитва только верующих, а у хора третья молитва. Нет. Это единая молитва всех собравшихся. И это своего рода уникально, очень привлекательно для людей. Люди приезжают к нам именно за этим. Это все мотивированные люди. Потому-то это рождает особую атмосферу, которую отмечают люди. Они приходят в храм и говорят, что у нас что-то очень необычное и особенное.

Е. Смирнова – Как же у вас проходит Погребение Плащаницы?

о. Сергий – Преимущественно в той традиции, которую знает и Русская Церковь. Так же совершается крестный ход. Единственно, что во время шествия священнослужителей с Плащаницей по восточной традиции перед Плащаницей разбрасываются лепестки роз. Конечно, в южных странах много цветов, это тепло воспринимается как часть древней народной традиции. Но и мы тоже пытаемся следовать ей. Мы будем стараться запастись этими лепестками роз для того, чтобы усыпать ими и Плащаницу, и путь шествия. Очень интересно, что корзины с этими лепестками берут девы, девушки, которые таким образом служат как жены-мироносицы Христу распятому, Христу погребенному. Они как будто с ароматами, с миром приходят послужить распятому и положенному во гроб Христу. Это очень символично, тепло воспринимается людьми.

Е. Смирнова – Ещё у вас уникальная служба в Великую субботу, на которой тоже разбрасывают, но не цветы...

о. Сергий – Я предлагаю эти традиции увидеть вживую, потому что рассказывать о них мы сейчас не будем очень глубоко. Приглашаю всех присоединиться, кто хотел бы услышать и увидеть происходящее сам.

Возвращаясь к теме крестоношения, я хотел бы сказать, что у всякого человека существует свой крест. Мы в самом начале нашей беседы уже отметили, что нет такого человека, у которого бы не было креста. У всякого свой крест. Некоторые люди, может быть, хотели бы отказаться от своего креста, полагая его слишком тяжелым. В этом плане мы понимаем крест как совокупность жизненных условий, в которых оказался человек. Те жизненные обстоятельства, в которые поставлен человек, это не мечтательная жизнь, а жизнь реальная, которая сложилась у человека. Может быть, он хотел бы что-то другое в своей жизни, но что дано ему, что он сумел сформировать в своей жизни – это только то, что его и окружает. Не всем этим человек может быть доволен, от чего-то он хотел бы отказаться. В таком случае мы говорим, что человек отказывается от своего жизненного креста, который Господь ему дает. С точки зрения верующего человека те обстоятельства жизни, которые сложились у него, они не случайны. Они не являются случайным стечением обстоятельств, что как будто бы появились случайным образом не потому, что человек этого хотел. А может вместо совсем другого получилось вот это, и он хотел бы что-то исправить. Мы считаем, что в жизни верующего человека действует Бог, действует Промысл Божий. Поэтому человеческая жизнь складывается из всего того, что человека окружает. Это, конечно, не означает, что человек должен успокоиться и ни к чему лучшему и большему не стремиться. Но верующий человек очень тонко ощущает, если что-то у него и не удается с позиции изменения себя, достижения чего-то большего. Значит, пока на этом нужно успокоиться. Может, время наступит более благоприятное, когда ты сможешь чего-то достичь и добиться, начать что-то новое в своей жизни, открыть новую страницу в своей биографии. А пока мы несем тот крест, который у нас есть. Верующий человек вступает в конфликт с Богом, пытаясь отказаться от жизненного креста, сбрасывая его со своих плеч, считая, что он достоин другого креста или других обстоятельств в жизни. Так происходит, когда человек решает порвать с прежней жизнью, развестись, оставить семью, найти другую семью или на других основаниях начать строить свою жизнь, порвать с прошлым, думая, что эти новые обстоятельства жизни будут для него более благоприятными, отвечающими его исканиям, желаниям, его пониманию себя. Но оказывается, что отказ от прошлого, попытка восстать против Бога через отказ от своего жизненного креста тоже не приносят удовлетворения. Чаще всего случается так, что новый избранный жизненный путь, стезя оказываются ещё тяжелее, чем тот путь, который был у человека. Потому что первоначальный путь помогал пройти Бог. Раз Бог возлагает на человека его жизненный крест, то такой крест и помогает нести Сам Бог. Для нас являются вдохновляющими слова Христа Спасителя: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем. Иго Мое благо, и бремя Мое легко». А почему это бремя Христово легкое? Потому что Сам Христос помогает нести это бремя. Когда человек восстает против Бога, когда отказывается от этого благого ига следования за Христом и несения этого жизненного креста, тогда он остается один наедине с новым избранным жизненным крестом. И тогда вся тяжесть этого нового жизненного креста возлагается уже на человека. Человек понимает, что без Бога невозможно нести этот крест, он тяжел. Человек начинает искать какие-то новые обстоятельства жизни. Наступает тяжелое время для него, он уже и разочаровывается в избранном пути, разочаровывается в отказе от всего того, что окружало его в прошлом, начинает сожалеть и каяться в предательстве. Потому что развод и перечеркивание всего прошлого является предательством этого прошлого, близких людей, в том числе предательство самого себя. Когда человек вступал в брак и давал обещания, возлагал на себя это определенное бремя ответственности, это был тоже он. А теперь, спустя годы, он предает свой выбор, отказывается от своего выбора. Когда-то Господь помогал ему сделать этот выбор, а теперь он совершает акт отречения от себя, отчасти даже от Бога, отказывается от прошлого и избирает новый путь. Дабы не вкусить разочарований от своего ошибочного выбора, от отказа от прошлого, человек призван терпеливо нести этот крест. Другое дело, что человек вполне закономерно может спрашивать, где взять силы для того, чтобы понести даже свой первоначальный крест. Ведь это тяжелое, как правило, бывает крестоношение. Я не знаю ни одного человека, который бы сказал, что его жизненный крест такой легкий, так ему хорошо всё. Может, такие люди и есть, но большая часть людей о своем личном жизненном кресте говорит, что он непростой. Это и взаимоотношения с ближними людьми, часто непонимание внутри семьи, с родными людьми, конфликты на работе, отсутствие удовлетворенности от результатов труда, неоцененность этого труда, какие-то жизненные перипетии и разочарования, болезни самого человека и его ближних, которые он тоже воспринимает как жизненный крест. Человек призван принимать это и следовать тем путем, который Господь даровал ему. Когда мы обращаемся к жизни, например инвалидов, особенно тех, которые родились таковыми, маленькие дети, которые с рождения терпят муки, страдания, мы можем задаваться вопросом, почему так получилось. И апостолы в свое время задавали вопрос Христу, когда видели слепорожденного, которого подводили к Спасителю. В чем причина, Господи, почему он родился слепым? Это он согрешил? Кажется, он не мог согрешить, потому что родился уже слепым. Когда же он успел согрешить? Или, быть может, в таком случае родители его согрешили, раз он родился слепым? Какая причинно-следственная связь всего произошедшего? Христос же выводит на позицию Божественной логики: «Так произошло, чтобы на нем явились дела Божии. То есть, ни он не согрешил, ни родители его не согрешили, а чтобы он встретился со Мной». Вот какая Божественная логика. Поэтому мы, воспринимая причинно-следственную связь, должны внимательно посмотреть на Промысл Божий. Он может быть для нас непонятным и трудно оцениваемым. Мы можем, в конце концов, даже не соглашаться с Промыслом Божиим. Но мы хотя бы должны запастись силами и терпением следовать этому Промыслу. Есть замечательные слова: если ты что-то не можешь изменить в своей жизни, смирись с этим обстоятельством. Тебе будет легче жить. Если мы что-то действительно не можем изменить в своей жизни, то, когда смиряемся с этими обстоятельствами, принимаем их, вздыхаем перед Богом, но не отказываемся от этого, идем, становится легче. Потому что Господь в таком случае, видя нашу кротость, наше смирение, наше терпение и готовность понести этот крест, помогает нам с этой ношей. И тогда иго и бремя Христовы становятся легкими. И мы со Христом, и Он с нами.

Е. Смирнова – Удивительное дело, что даже те инвалиды, о которых вы говорите, очень часто могут стать примером для людей, у которых вроде бы всё физически нормально. Например, безрукий и безногий художник Григорий Журавлев. Казалось бы, у него нет конечностей, а он не просто художник, а иконописец. И он не просто писал иконы, а расписывал храм, пространство под куполом, зажав зубами кисть и карандаш. Кто из нас, обычных людей, может это сделать? При этом он был очень жизнерадостным и не просто принял этот крест, а принял как дар Божий. Григорий хотел отплатить Богу за то, что Господь дал ему жизнь.

о. Сергий – Такие примеры очень вдохновляют нас. Во-первых, они побуждают благодарить Бога за всё, что Он нам дал, ценить то, что у нас есть, а не воспринимать это как некую данность, элементарность, что и предполагалось. Как мы видим на примере других людей, это не предполагается, что могло бы быть и иначе. Такие примеры заставляют нас с благодарностью к Богу обращаться и в связи с тем, что Господь дает такую творческую силу, дает дух жизни людям, которые кажутся физически и не имеют этой силы к жизни. Во всяком случае в той полноценности, которую имеют люди физически здоровые. А между тем, там такая сила к жизни, которую, может быть, и не имеют люди физически полноценные. Люди, которые имеют разные заболевания и ограничены в своих возможностях, как правило, имеют компенсацию в других свойствах и характерных чертах личности. Обратимся к блаженной Матроне Московской. Она была слепой и не могла воспринимать красоту этого мира телесными очами. Господь компенсировал ей это духовным зрением, и она видела этот мир и приходивших к ней людей духовным взглядом, приносила огромную пользу. Она принесла столько духовной пользы, какую не принесли тысячи людей в совокупности своей. Сегодня мы бы назвали её инвалидом. Её служение оказалось решающим для судеб тысяч людей. Блаженная Матрона принесла великую помощь тем, кто к ней обращался. Вот какое было возмещение её физического недостатка. Или другие инвалиды, которые имеют ограниченность физическую. Зато каким духовным красивым миром они наделены. И те люди, которые общаются с инвалидами, участвуют в волонтёрском движении, сопричастны с жизнями инвалидов, являются специалистами и реабилитологами, отмечают огромные душевные качества таких людей. Как такие люди могут сопереживать, как такие люди могут любить, как такие люди могут глубоко чувствовать то, что недоступно человеку, который называет себя физически полноценным.

Е. Смирнова – Я уже больше 20 лет знаю одну девушку, которая почти прикована к постели. Она может иногда перемещаться ползая, но у неё ДЦП. И для меня она во многом является примером, потому что она, во-первых, помогает всем людям. Она всегда спрашивает: «Чем я могу тебе помочь». Она звонит и начинает рассказывать какие-то красивые стихи, которые сочинила сама или где-то услышала, спрашивает о тех, кому надо позвонить. Если у человека плохое настроение, эта девушка хочет настроение поднять. Она без конца спрашивает: «Скажите, а вам не надоедаю, когда звоню? Вы мне обязательно скажите. Потому что мне хочется, чтобы после меня оставалась радость». Это человек, который прикован к постели. Я помню с ней разговоры, когда она была ещё совсем маленькой. Она говорила, что у неё была некая зависть к людям, которые полноценны. Но потом она в себе её поборола, исповедовалась, спрашивала у батюшек, как с этим бороться. И батюшки сказали, что на самом деле в ней есть великая сила. Она может нести людям утешение своим способом.

о. Сергий – Я считаю, что Господь через физическую немощь человека готовит граждан Небесного Отечества. Ведь это же тоже не случайные события, почему так произошло. Почему так случилось, что человек или родился инвалидом, или в течение жизни стал инвалидом? Господь промыслительно воздействует на человека. Мы могли бы сказать, произошла трагедия, в результате автокатастрофы человек стал инвалидом. Это трагедия, которая разделила жизнь человека на до и после. Правильно, разделила жизнь человека на до и после, но стала не трагедией, а новой страницей для человека, поскольку человек меняется. Он преображается, находит новые основания и опоры для жизни.

Мне вспоминается рассказ Ивана Тургенева «Живые мощи», в котором автор описывает свое личное общение и знакомство с девушкой, которая стала инвалидом. Она была красивой замечательной девушкой, певуньей, плясуньей, перед которой открывался весь мир. Она была радостной, среди девушек своей деревни была первой и в танцах, и в песнях, была заводилой. Вдруг произошло трагическое событие. Она упала с крыльца и повредила себе определенную часть тела. После этого девушка начала сохнуть. Силы, как она признается, из нее ушли. Она превратилась в глубокого инвалида, не имела возможности для передвижения, пребывала в небольшой сторожке на территории господского имения. Её посещали лишь избранные люди, местный священник приходил, да близкие люди, которые помогали ей. Она лишилась всего, лишилась привлекательности мира. От неё отвернулись бывшие подруги, с которыми она веселилась, ребята на неё уже не смотрели как на будущую невесту, которая была привлекательна. Для неё закрылся внешний мир, но открылся внутренний, духовный мир, проявлением которого стала её особая внутренняя чистота. И как автор передает её радостное настроение теми радостями, мимо которых люди внешне полноценные и здоровые прошли бы и даже не заметили. А она замечает. «Как же сегодня прекрасно пели птицы!.. А тут я рассматривала цветок и видела красоту Божиего мира... А какой воздух врывается в мое оконце, когда идет весна. А тут мне принесли иконку, как же я радовалась этой бумажной иконке». Автор описывает внутреннюю чистоту человека, которую она приобрела через этот трагизм, как бы мы восприняли это для неё. Потом эта девушка умирает. Её переход из земной жизни в вечность автор описывает как уход светлой ангельской души. Это формирование небесного человека, начавшееся через трагическое событие для внешнего зрителя, но глубоко промыслительное для верующего человека, началось на земле. Но чтобы оно произошло, нужно было время для созревания этого небесного человека, небесной души, ставшей чистой, доброй и светлой. Потому-то мы воспринимаем крестоношение как часть подготовки человека к вечности. Земная жизнь рано или поздно закончится. Никто ещё из людей не жил вечно. Люди уходят из этой земной реальности, переходят в вечность. Но раз уж мы совершенно точно для себя знаем, что жизнь земная обязательно закончится, в таком случае человеку обязательно нужно думать о формировании внутреннего человека. Ведь тело не останется живым, оно умрет. Останется живой душа, которая является носителем личности человека. Потому-то наше внимание должно быть обращено внутрь нашего мира, внутрь нашей души, внутрь нашей личности. Именно поэтому во время Святой Четыредесятницы мы и работаем над своим внутренним миром. Для чего мы отказываемся от пищи, от удовольствий, отказываемся от развлечений, всего того, что составляет привлекательность этого земного мира? Для того, чтобы обратить больше внимания на свой внутренний мир, на свою душу, обратить внимание на свои душевные качества, на необходимость очищения внутреннего мира, на борьбу с грехом. Для того, чтобы свою душу представить более привлекательной для Небесного Отечества. Это не значит, что все мы после Великого поста должны умереть. Мы обращаемся к теме конечности человеческого существования и открытию новых возможностей для души человека. На Небе будет жить именно душа человека. И какое наследие она вынесет из земной жизни является во многом определяющим для загробной участи души. Мы стремимся к тому, чтобы время поста для нас не превратилось в обрядовую формальность. Если воспринимать Великий пост только как ограничение в пище, а не как работу над собой, своим внутренним миром, то тогда для нас пост не становится спасительным. Какая же спасительность в сбрасывании лишних килограммов? Это только приведение своего веса в соответствие перед летним периодом отдыха на море, не более того. Но это не дело поста, это не забота поста. Забота поста во внутреннем состоянии человека и тех искушениях, которые приходят во время поста. Они призваны утвердить душу в избранном векторе своего развития, в избранном пути развития, чтобы человек научился отстаивать свое движение навстречу своему внутреннему человеку, не сворачивать с этого пути, сколько бы не пытались его сбить с этой тропы. Дай нам Бог силы, чтобы не сворачивать и идти по этому пути. Это время, которое предполагается, что будет сопряжено с крестом. Поскольку для нас крест в таком случае становится и спасительной силой, и помощью, и силой Божией, которая укрепляет нас.

Мы замечаем, что крест везде вокруг нас. К чему бы мы ни обратились, о чем бы мы ни говорили, куда бы мы ни смотрели, во всяком случае в храме, крест всегда с нами. Он всегда напоминает нам об идеалах и об учении Спасителя, напоминает, что мы должны спутешествовать Христу в этом крестоношении. Крест на нашей груди, крест на куполе храма. Когда мы заходим в храм, крест на вершине иконостаса, крест в самом храме. Мы крестимся, налагаем на себя крестное знамение. Люди стараются поставить крест на вершинах гор. В странах христианской традиции, где присутствуют такие высокие горы, ставят кресты на возвышенностях в горах. По преданию, которое сохраняется в Русской Церкви, апостол Андрей Первозванный, когда посетил киевские кручи, воздвигнул крест на одной из киевских гор для того, чтобы этот крест был заметен в окружении, был заметен для тех людей, которые проплывают по Днепру, и становился бы символом христианского присутствия, христианской идеи в этих местах. Крест – сердцевина нашего служения, нашего делания, нашей христианской жизни. Мы смотрим на крест, ищем и черпаем в нем силы для своей христианской жизни, просим Господа понести этот крест, даровать нам душевное мужество и благородство, способность не отказаться от этого жизненного креста. Мы черпаем силы во Христе для этого крестоношения. И дай нам Бог силы, чтобы не отказываться от этого крестоношения, пронести его подобно тому, как Христос в Себе, Своей внутренней духовной божественной природе черпал силы для того, чтобы не отказаться в очень важный момент, связанный с последними днями Его жизни, от крестоношения. Когда мы обращаемся к молитве Христа в Гефсиманском саду, то видим, как Христос обращается к Небесному Отцу в молитве и просит Его, если невозможно отнять от Него этот крест страданий, то хотя бы проявить волю Свою, а вместе с этой волей укрепить Его. Мы видим, что в этой молитве, которая была столь прилежна, что капли пота, которые истекали со лба Христа, были кровью, кровавым потом. Мы видим, как человеческая воля человека Иисуса сопрягается с Божественной волей второй ипостаси Троицы - Бога Слова. Когда в этой молитве Христос Свою человеческую волю полностью доверил в руки Божии, доверил в волю Бога, Он здесь укрепился. Здесь Он готов был встать и вместе с апостолами идти навстречу Иуде и народу, который двигался в Его сторону с факелами, с деревянными кольями для того, чтобы совершить если не самосуд прямо в Гефсиманском саду, то хотя бы схватить Иисуса и предать Его суду Понтия Пилата.

Мы тоже многократно оказываемся в ситуации, когда мы обращаемся к Богу потому, что своими человеческими силами нам очень трудно принять волю Божию. Нам очень трудно воспринять крест, который нам уготован. Нам очень важно принять то, что нам Богом даровано, уготовано, и через это принятие довериться в руки Божии. Христианину очень важно знать, что он не одинок. Мы вспоминаем, что Христос на Кресте тоже обращает эти слова к Небесному Отцу: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?». В этих словах звучит возглас человеческой природы Иисуса. Мы видим распинаемого богочеловека. Бога было невозможно убить на Кресте, невозможно было оскорбить, унизить, потому что это Бог, Который не подвергается унижениям и оскорблениям. Всё это предполагалось человеческой природе Иисуса. Это человек Иисус, который взял на Себя и воплотил в Себе страдания всего мира, Который на Кресте пригвоздил Адамов грех, грехи всего человечества. Он под тяжестью этого совершающегося на Кресте кричит Небесному Отцу, почто Ты Меня оставил. И тут же божественная природа помогает Ему не отказаться от этого Креста, не пойти на провокацию тех старейшин, книжников, фарисеев и первосвященников, которые стояли поодаль и своими провокационными словами побуждали Его отказаться от этого Креста. «Если Ты Христос, сойди сейчас со Креста, и мы уверуем в Тебя»... Это было то дьявольское искушение, которое в свое время, три года назад, совершал в Иудейской пустыне дьявол, когда пытался представить Иисусу искушение хлебами, искушение властью, пытаясь вручить Христу взамен поклонения дьяволу власть над всеми городами и царствами земли, и искушение чудом, когда предлагал броситься вниз, и пусть Его ангелы понесут, и Он даже ногой Своею не прикоснется к камню. Когда Христос отвергнул эти искушения, дьявол отошел до времени. До какого времени? Как раз до этого времени распятия Христа, когда под воздействием искусительной силы люди начали восклицать и искушать Иисуса сойти со Креста под предлогом, что тогда они бы уверовали в Него. Они пытались соблазнить Его отказаться от этого Креста страданий. «Сойди сейчас со Креста, и мы все станем верующими в Тебя людьми. Ты достигнешь всего того, ради чего Ты пришел на землю. Ты же видел, что многие отказывались от Тебя, в том числе и из числа Твоих учеников. А тут мы все в Тебя уверуем, потому что это будет несомненно знамение, которое всех нас убедит в Твоей Божественной природе». Но Христос не отказывается от этого Креста страданий, потому что Он не может отказаться от того, чтобы искупить древний Адамов грех. Он не может изменить Промыслу и воле Божией, которые послужили приходом Его в этот мир. Ведь Христос родился в Вифлеемской пещере для того, чтобы закончить Свой жизненный путь на Голгофе. Он родился для того, чтобы умереть. И Он не мог изменить этому предназначению, не мог отказаться от этой миссии служения, не мог предать волю Своего Небесного Отца, Который послал Его в этот мир, чтобы Он в Себе, богочеловеке, примирил человека с Богом через победу и упразднение древнего греха Адама. Христос исполнил эту миссию до конца, прошел этот путь, исполнил волю Своего Небесного Отца. Когда Христос призывает нас отвергнуться себя, взять крест свой и идти за Ним, то Он таким образом предполагает, в том числе, и следование воле Божией. Чтобы мы исполнили то предназначение, которое Господь каждому из нас уготовал. Если мы не изменим этому пути, не свернем с него, но будем вздыхать, потому что нам трудно, но не изменять и идти по жизненному пути, который Господь нам дает, тогда мы действительно становимся наследниками того подвига, того дела, которое совершил на горе Голгофе Христос. В таком случае мы становимся верными следователями Христа Спасителя, Его учениками и ученицами, поскольку идем за Ним так, как Он шел. Христос проложил нам путь, показал, как это бывает. Он сказал, что если вы пойдете так, Я буду с вами, когда молился о Своих учениках, когда обещал пребывать с ними. Но с какими учениками Он будет пребывать? Не с учениками, которые Его предают, которые от Него отказываются, а с теми учениками, которые будут проявлять верность Ему. Наследниками таких учеников мы хотели бы себя осознавать, что и мы тоже идем этим жизненным путем. Он для каждого из нас труден, тяжел, непрост, но мы не отказываемся от этого жизненного пути, идем со Христом. Никто из нас не знает, чем закончится наш жизненный путь, когда он прервется, при каких обстоятельствах он прервется, хватит и достанет ли нам духа до последних дней своей жизни сохранять верность Христу и тому пути, который мы в свое время избрали. Мы ничего этого не знаем, но будем стараться. Мы воздыхаем перед Христом, говорим Ему, что мы Твои, Господи, даруй нам силы пронести свой жизненный крест. Это очень важное осознание человека. Когда он его имеет, он спокоен, знает, что он в руках Божиих, что наша жизнь – это не случайность и происходящее с нами тоже неслучайно. Идя таким путем, мы и идем путем спасения. Когда он завершится, это только Бог знает.

Е. Смирнова – Действительно, дорогие братья и сестры, нам с вами приходится нести свой крест, и придется всем нам, конечно, умереть. Но лучше, чтобы умерли мы не душой, а чтобы умер в нас ветхий человек, ну и, в первую очередь, во мне, конечно. Напоминаю дорогим радиослушателям, что сегодня о крестоношении нам повествовал настоятель храма Всех Святых на Кулишках протоиерей Сергий Звонарев. Передачу записала и подготовила к эфиру Елена Смирнова.

о. Сергий – Хотел бы пожелать нашим дорогим радиослушателям в оставшееся время Святой Четыредесятницы не унывать, молиться, помнить, что наши имена не только записаны в книге жизни, но Сам Бог очень внимательно следит за нами, помогает нам, поддерживает и ободряет нас через Свои явления, знаки, символы, ощущения, которые Он нам дает. И поэтому, пусть нам будет легко и хорошо от осознания того, что мы с Богом, а Он с нами.  

Назад